главная   новости   библиотека   синтезы   форум 
Алексей ШИЛИН
= официальный сайт =
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я 

Библиотека / Медицина:   Интегральная медицина. Тканевая болезнь


Поделиться ссылкой :    LiveJournal Facebook Я.ру ВКонтакте Twitter Одноклассники Мой Мир FriendFeed Мой Круг


Все во мне и я во всем. Ф. Т ю т ч е в

В сильных сияющих ладонях Земной Природы - древняя символическая мера человеческой жизни - песочные часы, опрокинутые в миг зачатия и теряющие последнюю крупинку в уже неземном переходе. Хрупкий сосуд с текущими в бездну песчинками чудом удерживается на середине жестокого и непостоянного мира, в пространстве Космоса, обдающего то холодом, то жаром, то тьмой, то миражами.

Стихия. Эксперимент. Испытание на выживание. Обреченность. Потери. Пепел. В чем только душа держится? А может, она, душа, сама держит краски, и тепло, и желание жизни "тленной и прекрасной"? Или все же Природа - нам не дано понять, как? - избегает распада, сохраняет целое? А мы, безумцы, уродуем данную нам в ощущения Красоту, отнимаем живую силу, сами сеем бурю и страх...

И потому в наказание, для острастки, сопутствует каждому из живущих антимир боли, болезней. Он втягивает то нас самих, то наших близких, сокрушает надежды, встряхивает и переворачивает песчинки, укорачивает отпущенное время... Редкий человек избегает участи стать пациентом врача (patients - латинское слово, означает "страдать", "терпеть"). Здоровый человек нынче - аномальное явление.

По сути, профессиональные усилия медиков направлены на преодоление необъятного антимира страданий и созидание пространства с противоположным, положительным знаком. Но как мы врачуем? Положа руку на сердце, признаемся: современная медицина пасует перед многими мучительными недугами либо предлагает средства, не несущие в себе исцеления (заместительная терапия, химио- и радиотерапии и др.), а только подвигающие организм на край пропасти, к стрессу или мутациям. Изрядная часть методов не выдерживает критики и при подробном анализе оказывается научным и практическим нонсенсом, к примеру, процедуры УВЧ и др., медленно, но верно уничтожающие живую ткань.

Практически не лечатся облитерирующий эндартериит, опухолевая болезнь, тромбофлебиты, циррозы, множество нервных и сосудистых расстройств. А чем заканчивается хирургическое вмешательство при язве желудка, камнях в желчном пузыре и почках? Повторным вмешательством по тому же поводу, нередко даже многократным. Язву ушили, камни удалили, а болезнь осталась. Все, что не умеем лечить, -стремимся удалить. Не потому ли сегодня так развита радикальная хирургия? Нет больного участка - нет проблемы?..

Самые опытные, самые талантливые врачи испытывают глубоко понятное чувство профессионального краха, осознавая недостаток и несовершенство лечебных методов, их трав-матичность, болезненность, высокую инвазив-ность, токсичность, психическую дискомфорт-ность. Мы постоянно слышим об изобретении новых лекарственных препаратов, новейших диагностических и лечебных приборов, но список тяжелой патологии и число обреченных больных не уменьшаются. Не обидно ли? Сфера научных, технических знаний современного человека стремительно расширяется, а пространство его здоровья - в обратной зависимости -сужается. Человек может все больше, но не для себя. Социум нашего современника по сравнению - далеко не будем ходить - с началом века -на много порядков выше, а здоровья у него значительно меньше, если представить масштабность таких заболеваний, как сердечнососудистые, онкологические, эндокринные и др.

К сожалению, все попытки медиков изменить сознание homo sapiens конца 20 века, убедить не игнорировать опасность стрессов, информационных перегрузок, облучения, несомого супертехникой, химических отравлений и т. д. - не дают результатов. А ведь, к примеру, йоги строго наказывали тех, кто заболевал. Но оставим строгости. В сегодняшней жизни у большинства нет выбора: в какой местности жить, в какой отрасли работать, вообще как распорядиться собой. И отсылать больных к истокам их несчастья - это просто профессиональный цинизм.

Человек сегодняшний нуждается в особом сострадании. Не преодолев болезни извечные, нажил многие современные: аллергозы, токсические состояния, связанные с отягощенной экологией, массовые депрессии, вытекающие из социальных потрясений. Хрупкость песочных часов усугубилась новыми обстоятельствами.

И если методологические и концептуальные ошибки пришли из прошлого, то методики последних лет грешат недопониманием новых и новейших повреждающих здоровье факторов. Чтобы осознать их, потребуются знания из многих научных областей.

Медицина всегда была квинтэссенцией наук, всегда суммировала их достижения и несла на алтарь здоровья. По уровню медицинских знаний и успехов можно судить о прогрессе общечеловеческого сознания. О регрессе - тоже. Кризис в медицине - суммарный результат. Но общий низкий балл - не обязательно среднее арифметическое отдельных низких оценок. Это может быть - а в нашем случае так и есть -неумение собрать знания других дисциплин в одной, повлекшее узость и фрагментарность подхода.

В частности, в последнее время прервалась связь медиков с физикой. Врач получает солидные знания о человеке в пределах анатомии, физиологии, химии на фоне скудных знаний физики. Мысль о том, что человек -физическое тело, живущее по законам микромира: электронного, атомарного, квантового, пронизанное множеством электромагнитных излучений, - эта мысль давно не мысль, а слепок с мысли - не имеет развития. И создалась парадоксальная ситуация: в век супертехнологий человек беззащитен как никогда. Научно-техническая революция оказалась монстром, пожирающим здоровье, а у врача нет не только средств борьбы с ним, но и ясного представления, с чем бороться.

Парадокс, к несчастью, плодит парадокс. Вместо актуализации знаний предпринимаем экскурсы в прошлое.

Предадим анализу волнообразно накатывающий синдром: приступы идолопоклонничества. Откуда эта влюбленность в фолианты, покрытые пылью? Откуда страсть блуждать с фонарем по подвалам былых .наук? Не такое уж плохое занятие, конечно. Но - малоэффективное, как убеждаемся после очередного приступа, и все же вновь, как потерянные, предпринимаем поиск на старом месте...

Понятно одно: таким образом мы уходим от рутины, от штампов, которые для думающего врача - оковы и стыд...

Вот обычная поликлиника и ее обычный больной - продукт, так сказать, коллективного лечения. Оно складывается из оценок специалистов, и каждый видит нарушения в своей области, назначает лечебные средства в соответствии со своей специальностью. Подытоживая, состояние пациента описывает участковый терапевт, который корректирует назначения методом рационального усреднения. Может ли такое лечение иметь серьезную цель и результат? Подавить симптоматику и облегчить субъективное состояние больного, конечно, благое дело. Но это лишь самый первый план борьбы с болезнью. За рамками врачебного внимания остается перспектива здоровья (нездоровья). Прогноз невозможен, даже на ближайшие дни и недели.

Во-первых, не учтены скрытые патологические процессы, на которые не предъявлялись жалобы, но которые зачастую серьезнее вскрытых и могут обостриться в любой момент, вынуждая к повторной госпитализации, очередной операции, а иногда и не оставляя шансов на реабилитацию. Некоторые болезни подступают исподволь, резко прогрессируют лишь в заключительных стадиях, когда невыявленный диагноз обнаруживает себя со всей неотвратимостью.

Во-вторых, многие заболевания до сего дня остаются загадкой. Опухоли, дистрофии, циррозы - патология с невыясненной этиологией.

А невыявленный диагноз и неясная этиоло-_ гия - это, естественно, столь же невнятные лечебные мероприятия. Симптоматика же во врачебном прицеле - скрытый враг. Калейдоскоп симптоматики, хотя стеклышек-оттенков не так уж много, столь подвижен, что на. нем трудно сконцентрироваться. Боли, особенно сильные, гиперестезии, ощущения дискомфорта, обрисованные больным, легче идентифицировать, чем дифференцировать, а значит, возможны неточности и даже ошибки в диагностике. И тогда -неделями лечим позвоночник, а больному не легче, он согнулся еще больше, а когда намучался, врачу приходит догадка: держится почечная колика, идет песок... Или больному проводится противоязвенная терапия, проходит пол месяца - боли не только не утихли, ног стали непрекращающимися ни днем, ни ночью, и тогда врач догадывается (!), что в полном разгаре приступ панкреатита...

Поэтому вполне понятно стремление врача найти более точный фокус, взгляд на болезнь. Поэтому раздифференцированная по специальностям врачей медицина вынашивает идею обобщенного видения и целостного лечения человека, идею интегральности...

Но в неудержном стремлении преодолеть рутину современную есть опасность погрязнуть в рутине стародавней. Вспомним, с каким трепетом в пресветлую бытность нашу в alma mater открывали мы тома Авиценны, утяжеленные тавтологиями (рецептурными и мыслительными). И с какой огорченной улыбкой закрывали их, набравшись собственной практической мудрости.

Но ведь на авиценновском представлении о человеке основана традиционная медицина... Верой и правдой служившее около тысячи лет, представление это опиралось все на ту же симптоматическую патодинамику, разделяющую человека на органы и системы. Собственно, здесь корни искаженного мышления, концептуальных ошибок. Лечим не человека, а его части.

Позже - дождались переводов скрижалей тибетской медицины. Познакомились с мыслями Нострадамуса. И - да! Есть искомые элементы, есть попытка обобщения, но на фоне слабых знаний анатомии и физиологии - это лишь слабая попытка интегральности. Столь слабая, что по мере углубления медицинских знаний развелось множество узких специальностей.

И нынешняя Аюрведа Махариши, да и многочисленные натуропаты, воплотившие образы древних знаний, - демонстрируют узость подхода, недопонимание причинно-следственных связей.

Все эти походы за якобы утраченными знаниями не принесли знаний. Правда, пришло просветление противоположного свойства: мы убедились, что младенческое прошлое искусства врачевания должно оставаться в нашем сознании младенческим, что многие рецепты древних врачей - и это вполне естественно - шли в отмену рацио, а нынче безысходно устарели. Немудрено поэтому, что наивность древнего целительства незаметно переросла в лукавство современных "народных лекарей", в иллюзион, а затем и в варварство, в откровенное шарлатанство.

Из прошлого медицины мы с пользой для себя вынесли и окрепшую идею о потребности обобщения. Особенно сильна она в древнем китайском учении о меридианах и взаимной стимуляции органов. Но, повторяю, идея, хотя и праведная, в тех условиях невоплотимая, ведь чтобы собрать целое, надо хорошо знать все его составляющие. Чтобы охарактеризовать интеграл, надо знать все условия его функционирования. Прежде чем создавать пространство здоровья, нужно понять и описать пространство человека, с его неотъемлемой частью - пространством болезни.

Опыт, на основе которого написана "Интегральная медицина", - насчитывает полтора десятилетия. Это, прежде всего, большая практика лечения тяжелой патологии. Стоящая вне русла официальной, медицина интегральная не отказывала больным, до предела изуверив-шимся, внесенным в списки неинкурабельных. Успех в лечении таких больных дает надежду на оптимистичные выводы, а именно.

Описана интегральная биофизическая структура: живая пирамида. Разработаны концепция тканевой болезни, классификация, загрязнений биологических объектов, составившие основу принципиально новых, эффективных, универсальных, гуманных лечебных технологий, способных противостоять тяжелой патологии и старению человека.

Что до критического анализа, который прозвучит с этих страниц, то замечу: ревизия ошибок предпринималась не ради себя самое. Из критики методов родились новые методы. Из анализа известных концепций - новые теоретические выкладки, диагностические и лечебные технологии.

Итак, чтобы понять, каким образом зародилась болезнь, надо прежде всего знать, что есть наш организм, как он устроен, по каким законам работают его структуры.

В интегральной медицине организм рассматривается не только как анатомо-физиологическая субстанция, но и как живая пирамида структурных (организационных) биофизических уровней в строгой зависимости и соподчиненности (рис. 1.1).

Первый уровень - элементарный, фундаментальный, где основное действующее начало элементарные частицы атомов тех веществ, из которых состоит биологический объект - человек. Свойства этого уровня вытекают из свойств элементарных частиц, которых сегодня насчитывается множество. Самый яркий представитель этого уровня - электрон - минимальная частица, несущая заряд, и во взаимодействии с другими электронами участвующая в образовании электронных слоев - орбиталей вокруг атомного ядра. Любые изменения в энергетических уровнях электронных орбит существенно изменяют состояние самого атома, равно как и изменение энергии атома ведет к дестабилизации электронных оболочек. Подробнее об этих явлениях будет рассказано ниже.

Второй уровень - атомарный, где основное действующее начало - атом. Все свойства этой ступени определяются свойствами атомов тех элементов таблицы Менделеева, которые составляют основу биологической ткани - Н, О, С, S, N, Р. Группу этих элементов называют биогенами.

Третий уровень - молекулярный., более сложный, состоит из множества атомов, соединенных в молекулярные связи и образующих вещества с определенными химическими свойствами: молекулы воды, кислорода, азота, углеводородов. Из них в основном и состоят биологическая ткань, ферменты и многие другие органические и неорганические соединения. Свойства молекул зависят от того, какие элементы, с какой пространственной ориентацией и с каким количеством связей вводят в состав вещества. Они, повторяю, зависят от свойств составляющих их атомов.

Четвертый уровень - клеточный, где главная структурная единица - живая клетка. На этом уровне, являя собой более сложную организацию, появляются свойства дифференцирован-ности и авторитма - характерных признаков живой клетки.

Пятый уровень - тканевой, состоит из структурных объединений множества клеток по признакам дифференциации и совместной функции, в зависимости от органной принадлежности самой биологической ткани.

Шестой уровень - органный, где разнородные тканевые образования сформированы в анатомические структуры - органы.

Седьмой уровень - системный, где группы органов, объединенных взаимосопричастными функциями, образуют системы жизнеобеспечения организма с более широкими функциями: сердечно-сосудистая, нервная, лимфатическая, мышечная, эндокринная и др. В этот уровень входят и надорганизменные системы, не принадлежащие организму, не происходящие от него, но участвующие в его жизнеобеспечении: микрофлора кожи, кишечника, желудка, ротовой полости, носоглотки и других пазух и полостей. Они составляют эндоэкосистему человека, подчинены и строго управляются следующим уровнем.

Восьмой уровень - центральных регуляторов. Это нейроэндокринные структуры мозга, управляющие и согласующие работу всех систем. В их компетенции - реактивность организма и все иммуно-адаптационные механизмы. Этот уровень анатомически представлен гипоталамо-гипофизарной системой, вегетативными ядрами и другими структурами основания мозга.

Девятый уровень - корковый. Это кора головного мозга с ее громадой нейронов и нейронных связей, лежащих в основе нейропсихической деятельности человека, формирующей его сознание на базе условных и безусловных рефлексов. В физиологическом отношении это высший центр нейропсихической деятельности человека, определяющий его не только как биологическую субстанцию, но и как пространственно и социально ориентированную личность. Сформированный корковый интеллект участвует в анализе и синтезе психической деятельности, регулируя отношения с пространством обитания и обществом. Однако, сознание, сформированное деятельностью коры мозга, не является высшей структурой организации живой пирамиды. Решая задачи, связанные с обеспечением выживания и воспроизводства, оно имеет очень жесткие сенсорные ограничения и высокую степень искажения в восприятии и оценке реального мира. Многие сложные отношения живой пирамиды с реальным миром лежат за пределами сознания и входят в компетенцию следующего уровня.

Десятый - уровень независимой субстанции - определяет бессознательную деятельность, яркой категорией которой выступает интуиция и другие трансцендентальные возможности человека. Физически - это гравитационно-временной (ударение на последнем слоге) волчок, поддерживаемый электромагнитными автоволнами и определяющий все функции, лежащие за пределами нашего сознания. Подробно об этом уровне мы будем говорить в главе "Психология и психотерапия".

Особенность структурной живой пирамиды в том, что фундамент ее опирается на уровень элементарный и на его самого массового представителя - электрон, а это - квантовый микро волчок, строго ориентированный в пространстве и активно реагирующий с ним. Вершина живой пирамиды также заканчивается волчком, но с гравитационно-временными свойствами. Этот макро-волчок - независимая субстанция, имеющая сложные отношения с пространством и временем. Именно этот уровень несет в себе биологическую программу существования живой пирамиды. И эта программа, выполняясь в условиях жесточайшей борьбы за выживаемость и стабильность пирамиды, практически никогда не выполняется...

Этот вихревой всплеск пространства -кратковременный эпизод в превращениях энергий и взаимодействии этих превращений с веществом. Являясь матрицей живой пирамиды, эта субстанция способна существовать независимо, даже после ее распада.

Повторяя на всех уровнях микро- и макромира одни и те же законы Вселенной, ибо энергетические и информационные потоки едины, это явление едино в формировании энергетического сгустка как в электроне, так и в смерче, и в планетном циклоне, и волчках Солнечной системы и Галактики.

Все другие ступени, физические и биологические, - лишь фрагмент в промежутке между двумя энергетическими вихреобразными уровнями различной организации живой пирамиды. Сама она существует только в тесной связи с энергией пространства, и это взаимодействие приводит к возмущению и изменению прилегающего к ней пространства.

Мы не начинаемся и не заканчиваемся поверхностью своего тела, и окружающее нас пространство - это тоже мы. Окружающие нас живые пирамиды - в больших или малых фраг ментах - это все еще мы. Взаимодействие с окружающим пространством, а точнее, наше присутствие в нем не прерывается даже при изоляции всеми известными способами. Подтверждающие примеры мы находим в работах В. П. Казначеева, А. С. Пресмана и других авторов. Изолированные от таких геофизических факторов, как температура среды, барометрическое давление и смена света и темноты, организмы как бы продолжают получать информацию о периодических изменениях этих факторов, ибо приспосабливают ритмы физиологических процессов к этим изменениям. Создается впечатление, что всякий живой организм имеет, кроме органов чувств, и иные средства общения с окружающим миром, но работа последних находится за пределами сознания, вне его компетенции.

Обобщим: человеческий организм - это не ограниченное нечто, лежащее на тарелке, а субстанция, генерирующая электромагнитные волны, уходящие в окружающую бездну космоса.

Только первобытный человек мог считать, что мы живем на поверхности Земли и что для существования нам необходимы только воздух, вода, пища. Современный же человек, осознавший наличие ионосферы, "солнечного ветра", космических излучений, барометрических биений и многое другое, понял, что жизнь существует только на одной из обкладок огромного планетарного конденсатора, имеющего свою удельную напряженность и создающего больший или меньший поток электронов -"электронный ветер". Этот ветер и есть основа жизнедеятельности пирамиды и жизни вообще. От него зависит степень вырождения электронных уровней атомов, изменение их свойств и свойств молекул, ведущих к мутациям на более верхних - биологических уровнях, а в конечном счете - к преждевременному старению и смерти.

Этот процесс неумолим, он тоже - следствие жизни, как и сама смерть. "Можно продлить жизнь, но нельзя продлить молодость", - считает академик Н. Амосов. Позволю себе поставить тут многоточие, чтобы продолжить тему. И замечу, что в интегральной медицине делается такая попытка: созданы новейшие технологии, останавливающие вырождение уровней живой пирамиды, продлевающие активное долголетие. Созданы они на основе современных знаний физики, химии, физиологии, а также концепции интегральности. Будучи темой данной книги, концепция интегральное™ может быть понята по прочтении всех ее глав. Здесь же мы приступаем к изложению и даем основные три положения, вытекающие из анализа структурных уровней живой пирамиды:

  1. Человек - не только анатомо-физиологи-ческая субстанция, состоящая из органов и систем, а сложная многоуровневая биофизическая структура - живая пирамида, - существующая в условиях и по законам окружающего пространства и времени, состоящая с ними в сложных энергоинформационных отношениях.
  2. Во всех изменениях, наступивших в живой пирамиде, принимают участие всеобъемлющие связи с внешним миром и внутри пирамиды.
  3. Всякая полноценная коррекция внутри пирамиды возможна только с учетом сбоев на всех ее уровнях.

2. ТКАНЕВАЯ БОЛЕЗНЬ

Из невидимых излучений нам известны пока немногие. Мы едва начинаем осознавать их разнообразие, понимать отрывочность и неполноту наших представлений об окружающем и проникающем нас в биосфере мире излучений, об их основном, с трудом постижимом уму, привыкшему к иным картинам мироздания, значении в окружающих нас процессах.   В. Вернадский

Жизнь - это биения. Приливы и отливы. Поглощение и отдача. Слияние и разрыв. Плавность и удар. Любовь и ненависть. Польза и вред. Так было и будет.

Будет ли? Жизнь продолжается в единстве и борьбе противоположностей. За каждым приливом должен последовать отлив. Чувство ненависти должно смениться чувством любви. Грохот - тишиной. Вред - пользой. Вне такого единства, вне такой противоречивой гармонии -не будет ничего. Ни пространств, ни времен, ни прекрасного, ни ужасного.

Но человек, наделенный памятью, увы, наделен и забывчивостью. В новые и постновые времена он все чаще забывает о чувстве меры. В порыве подчинить себе силы не только Земной Природы, но и Космоса, он обращает мир, в котором живет, против себя. Живые пирамиды оказались под столь сильными ударами внешней среды, что едва выдерживают их, собрав последние приспособительные силы. Наверное, у нас еще есть время, чтобы осознать процессы, сопутствующие развитию, Один из таких признаков, интегрально отражающих ступени развития научного мышления человечества, - осознание загрязнений среды и биологических объектов.

На ранней стадии развития человечество осознавало только два типа загрязнений. Первый тип - механическое загрязнение различными веществами: пылью, грязью, красками, маслами и т. д. Из глубины веков пришедшая к нам история "золотого мальчика", обсыпанного золотой краской на радость толпе и задохнувшегося посреди всеобщего праздника, содержит предупреждение, что механическое загрязнение отнюдь не безвредно и может даже представлять угрозу жизни.

Второй тип - химическое загрязнение - был осознан человеком при первом же соприкосновении с ядами (растений, змей, пауков). Современный человек соприкасается со множеством сильнодействующих веществ в быту, на производстве. Кроме того, арсеналы всех армий переполнены химическими отравляющими веществами, способными уничтожить все живое на Земле. Уровень химического загрязнения планеты угрожает обернуться экологической катастрофой.

С открытием Луи Пастера в наше сознание пришло понятие о микромире и осознание третьего типа - инфекционного загрязнения.

Строго говоря, существование микроорганизмов было открыто в XVII в. голландцем Антонио Левенгуком, который овладел искусством шлифования стекол и достиг в этом такого совершенства, что приготовленные им стекла стали увеличивать в 200-300 раз. Через эти стекла он впервые увидел живые микроскопические организмы, о существовании которых не было известно. Это открытие нового мира живых существ и свои наблюдения микроскопических клеток в организме человека и животных Левенгук выполнял без определенного научного плана, но они свидетельствовали о выдающемся значении его исследований, результаты которых привлекли внимание всего мира. В 1695 г. Левенгук опубликовал книгу под названием "Тайны природы, открытые Антонио Левенгуком". Однако как Левенгук, так и его последователи не разгадали этих "тайн природы", ибо интересовались лишь морфологией наблюдавшихся или имевших ничтожные размеры живых существ, не придавая им никакого значения. Пастер первый обратил внимание на их физиологические свойства, раскрывшие тайны природы. Русский микробиолог академик Я. Л. Омелянский назвал Пастера отцом микробиологии, т.е. с его работ началось изучение мира микроорганизмов.

Осознание этого явления продолжается по сей день. Появилось огромное количество антибактериальных средств, которые, однако, не избавляют от инфекционного загрязнения, что, кстати, заподозрил сам Пастер, обронивший незадолго до смерти такую парадоксальную фразу: "А бактерии все-таки ни при чем"...

Этот тип загрязнений, как ни странно, не осознан даже врачами. Когда преподаватель мединститута заявляет на лекции, что если бы он стал к операционному столу, то так чисто провел операцию, что в рану не попал бы ни один микроб, это говорит о полном отсутствии у уважаемого преподавателя понятия о колититре и колииндексе. И что ему еще предстоит осознать, что микробиологический мир существует не только вокруг, но и в нас самих, что среда обитания человека не может быть стерильна от бактерий. Очевидно, достижения микробиологии настолько впечатлили медиков, что отбили желание постигать ее сущность. И вот врач-стоматолог рекомендует покупать зубные щетки не с учетом их жесткости, как положено, а "по инфицированное"... Что уж тогда критиковать бытовых педантов, носящих в кармане ватку со спиртом и протирающих пальцы после каждого рукопожатия или прикосновения к дверной ручке... Но если серьезно, защитой от бытового инфекционного загрязнения служит присущий организму иммунитет, обеспечивающий бактерицидность внутренней среды, кожи, слюны и т.д. Кроме того, существуют особо опасные инфекции, такие как сибирская язва, чума, оспа, холера и др.. способные вызывать эпидемии и пандемии, уносящие миллионы жизней. В армиях многих стран накоплено большое количество бактериологического оружия, эффективностью превосходящего химическое в сотни раз.

В последние годы человечество осмысливает четвертый тип загрязнений - ионизирующими излучениями. Главное, что его характеризует, -невиданная агрессивность ко всему живому. Загрязнение планеты ионизирующими излучениями приводит к появлению в организме огромного количества возбужденных атомов и молекул, которые резко изменяют свои свойства, извращают биохимические реакции, приводят к опасным для жизни мутациям.

В природе существуют механизмы защиты от ионизации на физическом уровне (принцип Паули и другие запреты) а также на биологическом - продуцирование в организме лимфоцитарных клеток - киллеров. Но не следует забывать один из выводов недавно родившейся научной отрасли - радиобиологии: ионизирующие излучения вредны и только вредны для биоты, для человека. Чем меньше мощность облучения, тем меньше вред, но он остается при любой, сколь угодно малой, дозе облучения. Низший же предел вреда - природный радиационный фон (ПРФ).

По данным члена-корреспондента АН А. М. Кузина, ПРФ - постоянный поток высокоэнергетических частиц, в котором существует все живое. Он складывается из:

  • космических излучений, на долю которых приходится 16,1 %. Их интенсивность зависит от географической широты и состояния озонового слоя атмосферы;
  • гамма-излучений земного происхождения - 21,9%. Обширные исследования В.И.Вернадс кого, А. Г. Виноградова и многих других показали: природные радионуклиды, такие как уран, торий, радий и продукты их радио активного распада, помимо скопления в рудных месторождениях, находятся в мелкодисперсном состоянии во всех породах земной коры, в почвах, в водах рек, морей и океанов;
  • внутренних излучателей - живых организ мов, поглощающих микроколичества радио нуклидов из окружающей среды - 19,5 %. В пер вую очередь, химически необходимый для них элемент - калий 39К, существующий всегда вместе со своим радиоактивным изотопом 40 К. Поглощаются также такие радионуклиды, как уран, радий, тритий, радиоизотоп углерода |4С и другие;
  • излучений радона и торона - оставшейся части ПРО - 42, 5 %.

Средняя величина ПРФ для земного шара 510"8 Гр/ч или0,011 мбэр/ч (в различных регионах мира она очень широко колеблется). ПРФ - это поток ионизирующих частиц, излучений, и энергия каждой из частиц, будучи поглощена веществом клетки, достаточна, чтобы вызвать распад или возбуждение любой ее молекулы. Подсчеты для человека показали, что за один час в клетках его тканей в различных регионах земного шара происходит от 200 млн. до 6 млрд. подобных микрособытий. Таким образом, все живущие на Земле организмы ежесекундно от момента своего зачатия и в течение всей жизни непрерывно подвергаются высокоэнергетическому излучению земного и космического происхождения.

Поскольку же человек и окружающий его животный и растительный мир состоят из молекул воды и углеводородных цепей, т.е. представляют собой ионообменные субсганции с электрохимическим управлением, они подвержены сбоям и извращениям обменных процессов при наличии малейшего ионизирующего фактора. Такая субстанция на поверхности Земли теоретически существовать долгое время не может, несмотря ни на какие приспособительные и защитные механизмы. Здесь каждое живое существо, начиная от вирусов, бактерий, простейших и заканчивая человеком, подвержены действию ионизирующих излучений.

Представьте себе ситуацию, что гамма-квант прошивает пространство, в котором находится атом, входящий в состав молекулы воды или углеводородной цепочки (рис. 1.2). Поглотив эту энергию, атом приходит в состояние возбуждения. Это далеко не стабильное состояние, и долго в нем находиться он не может. Для успокоения и возврата в стационарное состояние он вынужден сбросить часть своей энергии, и этой энергией чаще всего является орбитальный электрон. Но потеря электрона влечет, в свою очередь, потерю отрицательного заряда, равновесие зарядов нарушается, и атом становится положительно заряженным, катионом.

Приобретает положительный заряд, а значит, и свободную связь, и молекула, в составе которой находится атом. Далее это уже положительно заряженный радикал, который ищет возможность нейтрализовать свободную связь путем реакции присоединения к другому веществу.

Но поскольку это микрособытие происходит в совершенно неожиданном месте и времени, такой радикал называется агрессивным. Выше я уже упоминал, что таких микрособытий происходит до 6 млрд./ч. При таком нарастании агрессивных радикалов любая жизнедеятельность обречена.

Ситуацию выручают естественные физические барьеры - ряд правил и принципов (принцип Паули, правило Гунда, правило Клечковского, стерический фактор), которые обязательны для того, чтобы состоялась химическая реакция. Иными словами, это запреты по энергии, по пространству, по спину и так далее, преодолеть которые случайным радикалам чаще всего не представляется возможным.

Так, например, принцип Паули, самый жесткий и почти абсолютный запрет по спину, несет в себе ключ практически ко всем реакциям. Известно, что электроны - это квантовые волчки, т. е. они обладают вращательным моментом - спином. Спин сохраняет ориентацию оси вращения подобно гироскопу. В сущности, электрон - квантовый гироскоп.

В большинстве многоэлектронных молекул -и органических, и неорганических - вращательные моменты всех электронов ориентированы попарно противоположно друг другу и взаимно компенсируются, т.е. суммарный электронный спин таких молекул равен нулю. Однако, всегда имеется огромное количество химических частиц (атомов, радикалов, ионов, электронно-возбужденных молекул, биради-калов, карбенов и др.), в которых вращательные моменты электронов не спарены, не скомпенсированы, и электронный спин этих частиц не равен нулю. Так, в атоме водорода в радикале СНз, в ионе Си2+ есть по одному неспаренному электрону с некомпенсированным спином. В карбене CHz, в возбужденной фосфоресцирующей молекуле нафталина, в паре двух встретившихся радикалов СНз - уже по два неспаренных электрона, в ионе Fe3+ три таких электрона и т.д.

Организация электронных спинов определяет спиновое состояние частицы. Если ее суммарный спин равен нулю, то спиновое состояние называется синглетом (полная компенсация спинов). Если неспаренный электрон один, то его спин (он равен +1/2 или -1/2) имеет два способа организации - в двух противоположных направлениях. Спиновое состояние таких частиц - дублет. Два неспаренных электрона могут либо компенсировать (вычитать) свои спины (тогда суммарный спин частицы равен нулю, ее спиновое состояние - синглет), либо складывать их (тогда суммарный спин равен единице, а спиновое состояние - триплет, так как такой спин имеет три возможные ориентации).

Что же такое спиновый запрет на химическую реакцию? Он означает, что не все спиновые состояния частиц реакционно-способны, что есть состояния закрытые, запрещенные для реакции. Как определить, какие состояния запрещены, а какие разрешены? Ответ прост и однозначен: разрешены только такие реакции, при которых электронный спин сохраняется, то есть суммарный спин реагентов совпадает со спином продуктов реакции.

На практике это выглядит так. При встрече двух радикалов (например, СНз) образуется радикальная пара, спиновое состояние которой, повторяю, может быть синглетом либо триплетом. Объединение двух радикалов, т.е. химическая реакция их рекомбинации, рождает молеясулу (в данном случае этана СШб) с нулевым электронным спином. Спин в этой реакции сохраняется лишь при условии, что молекула (с нулевым спином) рождается из радикальной пары с нулевым спином, т.е. из синглетного спинового состояния радикальной пары. Из триплетного состояния пары (со спином единица) рекомбинация радикалов запрещена, так как она требует изменения спина.

Таким образом, запрет по спину в рекомбинации радикалов приводит к тому, что из четырех возможных спиновых состояний радикальной пары (одно синглетное и три триплетных) лишь одно - синглетное оказывается реакционно-способным. Этот запрет касается не только радикалов, он ограничивает все реакции с участием частиц, обладающих электронным спином. Например, два триплетных карбена СШ при встрече дают пару, в которой имеется девять* спиновых состояний, и лишь в одном из этих состояний (в синглете, где суммарный электронный спин равен нулю) разрешена рекомбинация карбенов в молекулу этилена С2Й4, ибо только в этом случае в реакции сохраняется электронный спин.

Запреты на химические реакции - это первый механизм защиты биоты от ионизирующих излучений - квантово -химическии.

Однако даже самый незначительный процент состоявшихся реакций, все же преодолевших запреты, представляет угрозу жизни, внося огромную помеху в обмен, извращая биохимические реакции и зачастую вызывая изменения в ДНК, что ведет к появлению клеток - мутантов. Эти клетки, имея некоторые отличительные от клеток организма свойства, отслеживаются иммунокомпетентными центрами, и те формируют команду для клеток-киллеров на уничтожение мутантов. Таков биологический барьер защиты организма.

Это второй механизм защиты биоты от ионизирующих излучений - иммунный.

Но нетрудно представить ситуацию, при которой снижена активность иммуно-компетентных центров и систем. Например, когда соответствующие структуры мозга находятся в состоянии оглушения и не способны выполнить свою функцию. Тогда мутанты получают возможность к репликации.

В зависимости от того, в ткани какого органа происходит их размножение и замещение собственных, нормальных, многие больные начинают ощущать локальный дискомфорт. Обращение в поликлинику не выявляет расстройства функции болезненной зоны или органа. Заключения врачей, как правило, ограничиваются определением неврологического статуса типа невралгии, парестезии, нейропатии и так далее. Как правило, больному назначаются аналгетики, успокаивающие средства или физиопроцедуры. Но проходит период лечения, а человеку не становится легче или становится, но ненадолго. Его продолжает беспокоить дискомфорт, к которому он со временем приспосабливается, пытаясь найти удобное положение, произвести какие-то упражнения, растирания и другие отвлекающие процедуры.

В таком тихом поединке больной проводит долгие месяцы, годы, и никто не признает его больным, и любое обследование не выявляет нарушения функции беспокоящего органа или системы. Ведь наша медицина по форме контроля за здоровьем является функциональной. И до тех пор, пока не нарушена функция органа, или не будут искажены анатомические границы больного органа, эта неизвестная болезнь будет прогрессировать, захватывая и изменяя соседние ткани.

Но когда этот процесс достигнет критических размеров, когда начнется деструкция тканей с нарушением границ, протоков, сосудов и пр., когда состояние больного резко ухудшится, и первый же специалист в поликлинике направит больного к онкологу, будет сразу поставлен диагноз: рак, и чаще всего 3-4-й стадий. И будут специалисты продолжать ломать голову: откуда он взялся? Да как быстро!

Да крайняя степень, неоперабельность! В общем, все поздно...

Не лучшим образом выглядят и случаи с "немым" течением процессов перерождения тканей. Когда под воздействием какого-то хронического токсического фактора (курения, алкоголя, вредного производства и др.) или психоэмоционального перенапряжения, хронической депрессии в коре мозга формируется зона запредельного торможения. Орган или органы, попавшие в такую зону, лишаются адекватного контроля и регуляции со стороны мозга. Перерождения и разрастания в них происходят бесконтрольно, в течение длительного времени. Больной в это время не предъявляет никаких жалоб. Отсутствуют даже банальные ощущения органа. Часто такие больные говорят: Я не знал, где у меня желудок (или почка, или сердце)...". Но процессы перерождения неостановимы, и приходит время "обвала", разрастания, пенетрации агрессивных тканей в органы, лежащие за пределами корковой зоны торможения, имеющие адекватную регуляцию центральной нервной системы (ЦНС). Появляются сильные боли, человек обращается в поликлинику, и трагедия повторяется... Таких примеров можно приводить бесконечное множество. Всякий врач или просто взрослый человек обязательно сталкивался в жизни с подобными ситуациями, теряя близких и дорогих людей, впадая в отчаяние от роковой безысходности. Ясно осознавая в такие минуты свое бессилие перед ликом смерти.

Бессилие современных медиков (и наших соотечественников, и врачей Востока и Запада) в обнаружении тяжелой патологии восходит, прежде всего, к неполноте осознания живой пирамиды. Сегодняшняя функциональная по диагностике медицина может контролировать только следующие уровни: 6-й - органный, 7-й - системный и частично 8-й - центральных регуляторов и 9-й - корковый. Т. е., из десяти уровней пирамиды серьезно контролируются только два. С таким охватом и знаниями структуры организма невозможно обнаруживать те заболевания, которые начинаются на самой нижней ступени - элементарной - по правилам атомной физики и влекут за собой изменения в следующих уровнях, по правилам химии, затем прорывают биологический барьер, беспрепятственно врываются в тканевой уровень, и являются в сферу медицины уже готовыми победителями, противостоять которым обычно поздно.

Имя такой болезни -тканевая, и осложнения ее опухолевые процессы, дистрофии, инфаркты, предраки и многие другие патологические состояния.

Мы говорим о ПРФ, о том, что за один час в нашем организме образуются миллиарды агрессивных радикалов, о том, как прорываются барьеры: физические и биологические, и как наступает адаптированное равновесие между количеством появляющихся мутированных клеток и производством клеток-киллеров, что это хрупкое равновесие очень часто нарушается, и эти нарушения прямо зависят от уровня научно-технического развития человечества.

Так, к примеру, просматривая телевизионные программы, мы резко поднимаем радиационный фон дополнительным облучением от электронно-лучевой трубки телевизора. Просмотр одного матча дает поглощение дозы в 1 мбэр. Телевизор и дисплей компьютера - уникальные устройства, которые несут двойной повреждающий фактор: собственно облучение и отрицательное электростатическое поле. Это поле по закону электростатической индукции наводит на операторе заряд, повышающий уязвимость организма к ионизирующему излучению. В последнее время для купирования второго фактора стали выпускаться защитные экраны. Я разработал лечебный экран, не только нейтрализующий агрессивные радикалы, но и улучшающий самочувствие во время работы перед дисплеем и при просмотре телепередач.

Распространение в последнее время радиотелефонов (вспомним рекламу сотовой связи), работающих в высокочастотном (ВЧ) диапазоне спутниковой связи, когда антенна, излучающая сигнал, находится рядом с головой, - эта услуга дорого обойдется человечеству, поскольку уже сегодня отмечен рост онкологических заболеваний головного мозга у тех, кто их приобрел.

В нашем быту нередки печи СВЧ (сверхвысокочастотные). И мгновенное превращение любой органической пищи в конгломерат денатурированных и растерзанных высокой энергией молекул, не требует особых комментариев. Наличие свинцовой рубашки у такой печи, конечно ослабляет распространение СВЧ, уберегая хозяев от такой же участи, - но, к сожалению, только ослабляет.

Повышает уязвимость к любым видам ионизирующего излучения ношение искусственных тканей: они превращают организм в газоразрядную трубку.

Значительное нарушение равновесия вызывает солнечный загар, особенно если для него приходится перемещаться в более южные широты с повышенным уровнем инсоляции (т. е. солнечной радиации). И особенно загорание с голой грудью, находясь под непривычно жестким ультрафиолетовым облучением. Вообще, лучевая нагрузка основной своей массой приходится на кожу, потому как и альфа, и бета-излучения, а также ультрафиолетовые лучи практически ее не преодолевают, и вся их энергия ею поглощается.

И совсем уж плохо обстоят дела в этом смысле в современной медицине. Мы не задумываемся над тем, какой ценой придется платить больным за обследования на рентген- аппаратуре, или радиоизотопами ( J, Ва)? При рентгеноскопии желудка больной получает дозу в 30 бэр - обратите внимание, эта доза в 3 000 раз больше ПРФ и в 60 раз больше предельно допустимой для населения (500 мбэр). При рентгенографии зубов - 3 бэр. Какое же при этом образуется количество агрессивных радикалов, если фоновое - 0,011 мбэр/час, как мы упоминали выше, образует в нашем организме несколько млрд. радикалов в час? Или когда больному назначается СВЧ, УВЧ, КВЧ (сверх-, ультра-, крайневысокочастотные) и другие прогревания. На производстве за такие "прогревания" меньшей мощности больной получает льготы, молоко в рацион - за вредность, за явный ущерб здоровью, а в медицинских учреждениях этими же излучениями его пытаются лечить...

Еще один вид ионизирующего загрязнения и один из самых уникальных методов самоуничтожения человека - курение. В пропаганде курения и извлечении выгод от продажи табака завуалировались главные смертоносные факторы, вопрос свелся к обсуждению наличия никотина и никотиноподобных веществ в сигаретном дыме.

А проблема стоит гораздо серьезнее, потому как имеем мы дело не с горением вещества, а его тлением, при котором образуется большое количество разнородных закисей, недоокис-ленных, перевозбужденных химических веществ, имеющих свободные связи, которые и определяют их агрессивность при соприкосновении со слизистыми оболочками дыхательных путей.

Это и есть агрессивные радикалы, только экзогенного происхождения. Этот эффект ничем не уступает муссированному облучению, с той лишь только разницей, что ионизация происходит на поверхности. Зато токсические вещества, поступающие со слизистых в кровь, прорывая гематоэнцефалический барьер, наносят прямой удар по всему мозгу и кровеносной системе. Ответная реакция мозга настолько скоропалительна и неспецифична, что стремится скомпенсировать шоковую реакцию выбросом эндорфинов, которые и вызывают у курильщика состояние опьянения, наркотическую эйфорию. Иными словами, это разновидность токсикомании, цель которой - получение эндонарко-тических состояний. Достигая сомнительного удовольствия посредством отравления, курильщики, разумеется, не задумываются еще над одним сложным вопросом: пока не изучено деформирующее воздействие тлеющей сигареты на независимую субстанцию.

В последние годы с получением все больших свобод слаборазвитыми странами табакокурение все больше распространяется среди молодежи и особенно молодых женщин. При отсутствии культуры поведения и наличии личных свобод (особенно это выражено в Балканских странах: Греции, Болгарии и других), молодые девушки с небольшим перерывом практически не расстаются с сигаретой, формируя своим безрассудством пороки и болезни своих будущих детей, а значит, и целых поколений.

В цивилизованных странах запрещена пропаганда курения, и это одна из забот о здоровье нации. Несправедливым в этой ситуации остается то, что при огромных сверхприбылях наркотические концерны по выпуску сигарет остаются в стороне при затратах государства на восстановление здоровья курильщикам. Хотя вина за утрату здоровья лежит не только на концернах наркобизнеса, а и на самих бытовых наркоманах, которые в течение жизни платят огромные деньги за утрату своего здоровья, и было бы справедливо государству не оплачивать им больничные листы, а заставлять платить двойную плату за лечение (половина которой уходила бы на медобслуживание тех людей, которых они отравляют, - так называемых, пассивных курильщиков). А еще лучше - чтобы их лечение оплачивали фирмы наркобизнеса.

К огромному потоку агрессивных факторов не успевает адаптироваться не только человек, а и вся окружающая его природа - биосфера. Эти изменения в биосфере (в растениях, плоды которых мы едим, в животных, мясом которых мы питаемся), несут в себе вторичные повреждающие факторы, также приводящие к перенапряжению иммунных и адаптационных систем.

Итожа тему загрязнения ионизирующими излучениями, необходимо отметить тот факт, что искусственные источники такого загрязнения значительно опаснее повышения естественного радиационного фона. Они действуют на биоту в обход третьего защитного механизма, которым является планетарный компенсаторный фактор (подробно об этом - в главе "Физические методы").

Сегодня человечество вплотную подошло к необходимости осознания пятого типа загрязнений - информационного. Пространство обитания человека пронизано бесконечным множеством постоянных и периодических частот упругих колебаний, электромагнитных полей, а также полей неизученных и находящихся за пределами нашего сознания. Встречаясь и складываясь в точках пространства, упругие колебания формируют биения, навязывают свой ритм любому веществу, находящемуся в данной точке. Электромагнитные излучения прошивают пространство также во всех направлениях, не складываясь и не мешая друг другу, но взаимодействуя с веществом. Кроме того, в среде обитания человека играет важную роль хаотическое молекулярное движение - показатель тепловой энергии пространства.

Живая ткань и организм в целом - это не просто вещество, это структура, имеющая свои биения, ритмы, частоты. Поглощая кванты энергии из пространства в ритме их поступления, живая ткань способна резонировать с ними. Происходит навязывание биений извне, что ведет к сбоям собственных, а следовательно, к нарушениям функционирования живой ткани и организма в целом. Эти процессы лежат в основе информационного загрязнения.

Суммарное значение присутствующих в пространстве различных колебаний определяет его энергетическую насыщенность (Е). Исходя из представления, что всякая энергия в пространстве - это, прежде всего, информация (И), и количество поглощаемой энергии пропорционально объему вещества (V), можно заключить:

т. е., поглощенная телом информация пропорциональна энергетической насыщенности пространства и объему тела.

О степени влияния информационной нагрузки на человека можно судить по показателям смертности населения в зависимости от интенсивности электромагнитных атмосферных бурь (рис. 1.3).

Информационный обмен с пространством находится за пределами сознания, т.е. в сфере трансцендентальной деятельности живой пирамиды, и мы не в состоянии сегодня оценить его значение, как и определить свое место и назначение в структуре мироздания.

Эту глыбу нам еще предстоит изучать, шаг за шагом продвигаясь среди непознанных явлений, попутно избавляясь от пут мистики, оккульт-ности, эзотеричности и другого невежества. Ведь на сегодняшний день из множества видов информационного типа загрязнений нас больше всего интересуют сбои в психической деятельности человека: механизмы формирования "информационного вируса" в работе нашего сознания, появление извращенных поведенческих реакций. А также возможности блокирования такого вируса и коррекции корковой деятельности мозга на вербальном и невербальном уровнях. Этому разделу исследований в интегральной медицине посвящена программа "АРЕАМ".

В целом ни один из описанных типов загрязнений нельзя считать изученным и понятным, хотя все больше загадочных явлений становятся объяснимыми с позиций новых знаний.

Мы рассмотрели внешние повреждающие здоровье факторы. Когда к ним присоединяются и внутренние, подрывающие защиту, тогда человеческий организм утрачивает способность отвечать на беспредел повреждений извне бесконечностью ответных приспособительных реакций. Согласно учению Г. Селье, всякая живая система формирует адекватную ответную реакцию на предъявленную нагрузку. Собственно, нагрузка и есть тренирующий фактор, а ответная реакция на нее расширяет пределы обитания живой пирамиды, если нагрузка не запредельна. При отсутствии или недостаточности нагрузки предел обитания системы и всего организма сужается, и его возможности также ограничиваются. Яркий пример мы наблюдаем сегодня в космонавтике. Когда человек длительное время находится в невесомости (а там снята гравитационная нагрузка), ответная реакция мозга, в связи с оказавшейся ненужностью мощного опорно-двигательного аппарата, формируется в виде остеопороза, т. е. вымывания кальция из костей и их размягчения (а стало быть, и уменьшения прочности), а также дистрофии статической мускулатуры и связок. Пробыв в таком состоянии длительное время, несмотря ни на какие тренировки на тренажерах, вернувшись на Землю, человек не в состоянии ходить. Ему необходим серьезный период реабилитации.

Примерно та же картина в основе формирования главного эндогенного фактора. Находясь на дне воздушного океана при относительно стабильном барометрическом давлении, наши сосуды, особен АО сосуды головного мозга, находятся длительное время в постоянном, неизменяющемся напряжении.

С ростом психоэмоциональных нагрузок напряжение корковых зон все больше передается сосудам. В сравнении с другими нагрузками (перепады атмосферного давления перед дождем или бурей, а также во время акта чихания, кашля) эмоциональное напряжение становится ведущим фактором, влияющим на сосудистый тонус. При нарастании периодов повышения тонуса и утомлении гладкой мускулатуры и резком снижении периодов релаксации (неполноценный, короткий сон и так далее), развивается защитная реакция в виде склерозирования перенапряженных сосудов головного мозга. Ограничивая таким образом церебральный кровоток и исключая релаксационное расширение, ткань мозга, и прежде всего нейроны, не имеющие запасов питательных веществ, ввиду маленького объема цитоплазмы, начинают ощущать все более нарастающее кислородное и энергетическое голодание.

Этот процесс прямо влияет на функцию нейронов, потому как мозг, находясь в голодании, вынужден выключать из управления регуляцией целые зоны и поля нейронов, теряя тем самым контроль и способность управления обменом в участках тканей и целых органах. Создаются зоны оглушения в коре головного мозга, и эти зоны уже не отвечают за нарушения или мутации в контролируемых ими ранее тканях. Такой процесс наиболее часто развивается в зонах тех органов, которые изначально были перераздражены токсинами, или химическими агентами, или инфекционными процессами, вызывая тем самым длительное перенапряжение соответствующих зон в коре головного мозга. К примеру, курильщик, перераздражая бронхиальное дерево закисями, постоянно вызывает перенапряжение зоны коры головного мозга, ответственной за бронхи и легкие. Как и любитель комнатных птиц, постоянно вдыхающий роговые обломки перьев. Алкоголик, обжигая и отравляя глотку, пищевод и желудок, также создает перенапряжение в соответствующих зонах коры головного мозга. Вместе с тем, постоянная интоксикация в крови перенапрягает зону печени. Хронические воспалительные процессы в гениталиях при неразборчивых половых связях и постоянном заносе все новой патогенной флоры также вызывают длительное перераздражение зон регуляции и ответственности головного мозга за данные органы.

В корковых зонах таких органов, независимо от характера и причины перераздражений, развивается кислородно-энергетическое голодание, переходящее в запредельное разлитое торможение. Плюс постоянная бомбардировка этих тканей ионизирующими излучениями. И наступает момент, когда мозг уже не реагирует на изменения в тканях, а, стало быть, и не организует достаточную защиту с целью сохранения статус-кво.

Это и есть та ситуация, в которой сошлись внешний и внутренний факторы, лежащие в основе развития тканевой болезни. И неважно, в какой форме и к каким осложнениям приходит этот процесс (то ли разовьется цирроз печени, то ли хроническое воспаление и деструкция в придатках, то ли разрастание раковых клеток в бронхах, желудке, простате) - важно другое: факторы совпали, сошлись и дали начало тканевой болезни.

Главный эндогенный фактор давно окрещен идиоматическим выражением "нейронная смерть". На мой взгляд, оно сколь ярко по форме, столь неверно по содержанию. Точнее, отражает ошибочный взгляд науки на сущность процесса. Принято считать, что ослабление контрольно-регулирующей функции мозга физиологически связано со "смертью" нейронов. Так ли это? Полноценный мозг, с которым мы рождаемся, содержит 25 и более миллиардов нейронов (по разным источникам). Это количество с течением жизни под действием упомянутых неблагоприятных факторов (склероза сосудов мозга, травм, психоэмоциональных напряжений, отравлений и других нарушений) постоянно организмом "теряется". И наступает время, когда мозг не в состоянии поддерживать обмен, адаптацию и защиту на должном уровне. У человека начинают болеть и разрушаться зубы, на коже появляется все больше образований. Заметно падают зрение и слух, меняется осанка ("садится скелет"), ухудшается тонус брюшных мышц и снижается напряжение в абдоминальном ядре, седеют волосы, повышается утомляемость, появляются многие другие признаки затухания функций. Ослабляется регуляция и начинается период болезней. Организм все больше сдает позиции здоровья, как по обширности поражения тканей, так и по глубине патологических изменений. В конце концов, остается такое количество нейронов, которое не в состоянии поддерживать даже работу основных жизненно важных систем, и наступают изменения, не совместимые с жизнью.

Но! нейроны не погибают, как принято считать, а утрачивают свои функции. Они впадают в парабиоз и длительное время сохраняют способность к восстановлению, как бы в ожидании помощи. В последние годы стали известны исследования, подтверждающие эти новые выводы, обязывающие физиологов и медиков изменить постулат "нервные клетки не восстанавливаются" и отказаться от образного понятия "нейронная смерть".

А пятнадцать лет назад, расшифровав внутренние причины этого процесса, проанализировав спонтанные случаи выздоровления, когда "погибшие" нейроны возвращались к жизни и, будто очнувшись от забытья, вдруг увеличивали контролирующую и регулирующую функцию мозга и вдруг сами (при полном отсутствии медикаментозной поддержки) наводили порядок в организме, рассасывая опухоли, останавливая цирроз, заживляя язвы и прочее, -я пришел к выводу, что нейроны не погибают и могут быть возвращены к активной функции при обеспечении их полноценным питанием и кислородом.

Эти соображения легли в осйову создания вазореактивной камеры, улучшающей мозговое кровообращение, повышающей эластичность сосудов (ведь большинство патологических процессов развивается на фоне нарушенного церебрального кровообращения - см. главу "Физические методы"). Эта установка, получившая название "Бароциклон-1", замедляет и останавливает так называемую "нейронную смерть" - главный внутренний фактор старения и разрушения организма. Интегральная медицина, осознав природу повреждений живой пирамиды, создает лечебные технологии, способные противостоять агрессивности мира, окружающего человека, восстанавливать утраченное здоровье. Познавая все большую глубину природных явлений, мы приходим к выводу: заболевания с необъяснимой этиологией не появляются из пустоты. Но они формируются на таких уровнях организации жизни и в таких условиях, которые современной медициной до последнего времени не учитывались. Очевидно, и не могли учитываться в отсутствии задачи интегрального охвата человека и его здоровья.

Итак, сформулируем основные концептуальные положения теории тканевой болезни. Тканевая болезнь - это вырождение и перерождение тканей живого организма. Образно говоря*, это заболевание атомов, переходящее в заболевание вещества и по цепи приводящее к заболеванию клеток и тканей, главной причины старения и смерти всего живого.

Происхождение тканевой болезни.

Зарождается в результате соединения двух главных повреждающих факторов: экзогенного - всегда присутствующего в природе в виде загрязнения ионизирующими излучениями, и эндогенного - в виде нарушений работы коры мозга от воздействия информационного загрязнения или от нарушений в организме, ухудшающих поступление питания в мозг. А любые сбои в работе коры ведут к ослаблению контролирующих и регулирующих его функций, снижают и подрывают иммунитет.

Течение тканевой болезни.

Различается острое и хроническое.

При остром течении наблюдаются характерные признаки очагового воспаления тканей без участия инфекционного начала и часто вне слизистых оболочек. Хотя в последующем к очагу воспаления часто присоединяется инфекция, и тогда весь процесс носит инфекционный характер. Создается впечатление, что организм умышленно отдает поврежденную ткань на растерзание бактериям.

При хроническом течении тканевой болезни различаются три формы морфологических изменений в тканях:

  • изометрическая, т.е. без изменения анатомических границ тканей. Выражается в виде сниженного мембранного потенциала клеток, затухающего уровня обмена, увядания и дряхления тканей. Это самая распространенная форма тканевой болезни. И если такое течение ее позволяет человеку дожить до 70 - 90 лет, то процесс этот называют нормальным старением организма;
  • гипометрическая, когда распад и аутолиз клеток преобладает над процессами их деления, в результате границы пораженной ткани уменьшаются. Когда уровень обмена критически снижается и в протоплазме клеток наблюдается вакуолизация, мутное набухание, появление различных грубодисперсных осадков (гиалиноз. мукоидоз и др.) - признаков вырождения клеток. При такой форме заболевания в органах преобладают дистрофические процессы с частым перерождением и замещением тканей органов соединительной тканью;
  • гиперметрическая, с увеличением анатомических границ ткани, с преобладанием гиперплазии, с замещением соматических клеток чужеродными, мутированными, и с бесконтрольно взвинченным локальным обменом. Примером являются все опухолевые процессы, давно и точно названные в народе "дикое мясо".
Стадии течения тканевой болезни. Различаются пять стадий.

Первая стадия первичных изменений на элементарном, атомном и молекулярном уровнях пирамиды. Это стадия появления агрессивных радикалов, преодоления ими физических запретов на реакции и образования вещества с неожиданными свойствами.

Вторая стадия субклинических изменений на молекулярном и тканевом уровнях. В этой стадии происходят мутации, занос и внедрение клеток-мутантов в ткани со сниженной контрольно-регулирующей функцией Ц НС или перерождение местных клеток.

Третья стадия начальных клинических изменений. Стадия первичных разрастаний, с появлением чувства локального дискомфорта и пароксизмальных или постоянных гиперестезии.

Четвертая стадия -выраженных клинических изменений. Явная деструкция или перерождение ткани с нарушением функции и анатомических границ органа. Часто сопровождается сильными болями и кровотечениями.

Пятая стадия - терминальная. Необратимые изменения в составе крови, коре мозга, в иммунокомпетентных органах. Обширные деструкции одного или нескольких органов и т.д.

Осложнения тканевой болезни. Измененные ткани всегда приводят к нарушениям их функций и функций тех органов, частью которых они являются. В зависимости от этой принадлежности, а также от морфологической формы тканевой болезни, стадии заболевания, преобладании жалоб или выраженных , симптомов, в традиционной медицине больным присваивается большое количество диагнозов. В интегральной медицине практически все заболевания, протекающие с гнойным расплавлением тканей, с разрастанием чужеродных клеток или с дистрофическим перерождением своих, а также устойчивое воспаление в тканях принято считать осложнениями тканевой болезни.

Диагностика. В интегральной медицине любой патологический процесс рассматривается как вариант тканевой болезни, которая возникает от совпадения минимум двух повреждающих факторов: эндо- и экзогенного.

Врач устанавливает течение, морфологическую форму, стадию заболевания, локализацию и характер осложнений.

Для получения информации, используется класс ориентирующих методов диагностики (о них подробно мы будем говорить в следующей главе). Эти методы косвенно выявляют напряженность рефлекса между органом или системой и - структурами головного мозга. Отражая подвижность нервно-рефлекторных процессов и уровеньf обмена в органах, ориентирующие методы позволяют врачу интегральной медицины составить целостное представление:

  • об общем обмене в организме больного;
  • об уровнях обмена в разных органах и системах;
  • об органах со сниженным обменом и склонностью к дистрофии, циррозу, перерождениям;
  • об органах с повышенным и очень высоким обменом, находящихся в паравоспалении или воспалении.

    Для более полного исследования больного используются все уточняющие клинико-лабораторные методы.

    В интегральной медицине врачом описывается патологический процесс в целом, выявляется уровень снижения регулирующей функции мозга и степень заинтересованности или вовлеченности в патологию каждого органа или системы. Интраскопическими и иными методами уточняется степень повреждения тканей органов.

    Лечение. В интегральной медицине все лечебные методы имеют адресность, т.е. исходят не из того, что в технике есть генераторы ультразвука или KB Ч и пр., и ими можно подействовать на больного человека... Адресность заключается в расшифровке природного агрессивного явления, сокрушающего биологическую ткань и организм в целом, и в возможности физическими и иными методами блокировать его действие на организм, а также нейтрализовать или смягчить патологические ответные реакции, а далее -воздействовать на осложнения и реабилитировать больные ткани. Поэтому все методы, о которых пойдет речь в гл. "Физические методы", не созданы по классическому принципу, а выкристаллизованы из задач:

    1. найти средства и способы, наиболее физиологичные при воздействии на человека;
    2. найти свойства агрессивного фактора, на которые можно подействовать нейтрализующе;
    3. определить, каковы механизмы воздействия агрессивного фактора на организм и на какой стадии их можно оптимально разрушить, не причинив вреда организму и среде;
    4. поддерживать и укреплять жизне способность клеток и тканей;
    5. стимулировать резистентность организма к нарастающей агрессивности среды.
Эти и другие серьезные проблемы можно решить только в интегральном ключе, с помощью универсально воздействующих лечебных технологий. Они должны включать методы, направленные на противостояние главным повреждающим факторам: ионизирующему излучению и снижению функции коры головного мозга. Такие методы мною разработаны и воплощены в приборы "Анотрон", "Бароциклон" и др. Но в клинике мы, как правило, имеем дело с осложненными заболеваниями, с обширными изменениями в тканях и органах. Поэтому незаменима роль методов, восстанавливающих клетки и ткани (с помощью аппарата "МКС-2000", а также приборов нового поколения "МКР-3000", "МКР-М" и др.). Незаменимы также воздействия на позвоночник и весь опорно-двигательный аппарат для восстановления позиций позвонков, снятия напряжений, контрактур (прямым и ротационным виброкорректорами с помощью стола свободной тракции, виброкресла-подвески и др.).

Подчеркиваю, и эти, и последующие за ними новые методы врачевания, аппараты и установки, которые я создал и создам, обязательно отвечают ряду качеств, направленных на заботу о больном человеке:

  • не использовать физические факторы, причиняющие вред;
  • не использовать факторы и приборы, слабо взаимодействующие с организмом, так называемые психотерапевтические примочки (лазеропунктура, магнитопунктура и другие);
  • добиться, чтобы каждая процедура была:
    • высокоэффективна,
    • комфортна,
    • безболезненна,
    • безопасна,
    • неинвазивна.

Перспектива. Знание структуры живой пирамиды и типов ее загрязнений позволяет нам выбраться из старого симптоматического и патогенетического восприятий и анализа болезней человека. Увидеть весь интегральный комплекс патологии в целом, как явление природы с самого его начала, во всех стадиях и заканчивая исходом. В новом ракурсе происхождение многих заболеваний перестает быть загадкой. Такие представления позволяют создавать совершенно уникальные средства контроля и новейшие адресные способы лечения для каждой формы, стадии и места патологии. Концепция тканевой болезни позволяет противостоять любым тяжелым недугам и старению организма, дает возможность врачам совершенствовать лечебные методы.






Прогноз солнечной активности



Protected by Copyscape DMCA Copyright Search    * допускается использование материалов сервера только в ознакомительном режиме, копирование по согласованию с автором, обязательна прямая гиперссылка